Cycling trip | Poland | Warmia-Mazury

29.04.2006-08.05.2006 | Gdansk — Sopot — Gdansk — Gizycko — Orzysz — Jabton — Mikolajki — Ryn — Ketrzyn — Lidsbark Warminski — Orneta — Frombork — Elblag — Malbork — Grudrziadz — Golub Dobzyn — Torun | 8 days | 720 km

Никити Юренев (он же летописец), Дима Скляренко (он же главный), Саша Берзина (она же завхоз), Рома Горчак (он же правая рука завхоза), Аня Нечай (медсестра), Максим Горчак (он же камерамэн), Макс Лющенко (он же механик)

29.04: Gdansk-Sopot-Gdansk (50km)
30.04: Gizycko-Orzysz-Jabton (62km)
1.05: Jabton-Mikolajki-Ryn-Ketrzyn(88km)
2.05: Ketrzyn-Wilczy Szaniec-Swieta lipka-Reszel-Biztunek (66km)
3.05: Biztunek- Lidsbark Warminski-Orneta-Braniewo-Frombork (120km)
4.05: Frombork-Elblag-Malbork (70km)
5.05: Malbork-Sztum-Kwidzyn-Grudziadz (90km)
6.05: Grudziadz-Radzyn Chelminski-Warbrezno-Golub Dobrzyn-Torun (101km)
8 дней | 720 км

Как это все начиналось

Однажды в декабре я встретил Сашу в институте. Было пасмурно, моросил дождь, добавляя сырости итак мокрому недотаявшему снегу. Мы с ней о чем-то мирно беседовали, и тут Саша задает компрометирующий вопрос: «А какие у тебя планы на майские праздники?». Я, честно говоря, был ошарашен, потому что думал о предстоящей сессии, ненавистном Зайце и, по меньшей мере, о лыжах в Карпатах. Увидев мое минутное замешательство, Саня вывалила на меня весь поток информации о поездке на велосипедах по Польше, о замках крестоносцев, о великолепных озерах, Балтике и проч. Позже я еще несколько раз задумывался о судьбе майских-2006, но все уже было предрешено…

Потом была сессия, Карпаты, тренировочный заезд по Ровенской области… Да много чего еще было, но 28.04.2006 мы выехали по направлению к Польше.

Polske kolejne panstvove (PKP)

Та часть нашего путешествия, которую мы ехали непосредственно на велосипедах, лежала на севере и северо-востоке Польши. Поэтому нам пришлось проехать через всю страну на поезде. Польские поезда – не чета украинским аналогам. Они чище, комфортнее, быстрее – в общем, лучше. Зато дороже… Хотя воруют в них так же, как и у нас на исторической родине – Ромке обчистили подрамную сумку и оторвали велокомпьютер (Макс отделался только велокомпьютером). Очень удивил и обрадовал специальный велосипедный вагон, где половину его длинны отведено специально под перевозку велосипедов, а вторая половина – это 4 пассажирских купе с большими окнами в перегородках. Окна сделаны таким образом, что можно сидя в последнем купе наблюдать за своим драгоценным двухколесным ровером.

Итак, утром 29.04 «Укрзалізниця» привезла нас во Львов. Потом пригородной электричкой мы доехали до самой границы, где пришлось ждать пару часов потому, что украинцы не хотели нас выпускать (велосипед – не авто, поэтому по автопереезду не положено, но нас можно представить как пешеходов с грузом на колесах – вот и идите на пешеходный переход!). Идти туда, куда нас посылали – на границе бы и заночевали. Но прошло пару часов – и нас выпустили под видом сомнительных, но все же колесных средств передвижения. Сразу за границей мы все прицепили к велосипедам флажки национальных цветов (нельзя сказать, что мы все такие уж патриоты, но чтоб как-то выделиться или запомниться полякам – в самый раз) и поехали 10 км до Пшемышля.

Несколько часов на завтрак и осмотр города – и снова в поезд. Когда брали билеты на польский поезд, мы попали на какую-то акцию и купили «билет железнодорожный туристический» — один билет дает право целую неделю ездить по стране на разных поездах. Но так как по-польски мы все говорим-понимаем слабо, то в этой акции ничего не поняли («А, курда дураки!!» — сказал один проводник и наконец-то разъяснил суть нашего счастья, но было уже поздно – деньги потрачены, время упущено).

Когда ехали в велосипедном вагоне, Дима устроил сеанс теленовостей – он нашел свежую газету, высунулся в наше купе через окно в перегородке и начал вещать о событиях в мире. В разделе «Мода» был показан сюжет с ошеломляюще красивой польской фотомоделью Агнешкой. Она настолько глубоко запала в наше сознание, что мы решили обязательно отыскать в Польше Агнешку.

Так мы ехали почти весь день, а ночью в Варшаве пересели на забитую электричку. Оказалось, что на майские праздники много людей едет отдыхать на Балтийское море и Мазурские озера.

О Варшаве я запомнил немного: дождливые и пустынные улицы, тоскливое ожидание на ночном вокзале, кишащем вонючими бомжами. А чего удивляться, мы ведь быль только на вокзале и только ночью… А еще, когда мы уже стояли на платформе в ожидании электрички, на соседней платформе появилось очень много полиции. Через пару минут на эту платформу прибыл целый поезд болельщиков одного из польских футбольных клубов. Болельщики самые заурядные – раскрашенные, пьяные и шумные, с ног до головы в клубной символике. Пели песни и гимны, кидались пустыми бутылками и мочились из открытых дверей вагона… Фаны как фаны, только говорят на польском. И болеют не за Динамо!

В электричке Максим разговорился с одним поляком, который, как оказалось, раньше занимался туризмом, а сейчас ехал из командировки в Украине. Он предложил нам переночевать у него дома и мы, конечно же, согласились.

Балтикa

К Эразму мы приехали часам к 6 утра, уже начинало светать. Он угостил нас чаем и уложил спать. А домик у него, надо сказать, ничего: три этажа, много комнат, уютно. Вообще, милый человек, этот Эразм – утром мы с ним снова выпили чаю, он расспрашивал про наши планы на будущее и рассказывал о себе. Оказалось, он ездил в Украину, чтоб открыть там свой бизнес – переработку принтерных картриджей как утильсырья. Но, говорит, у вас на Украине трудно делать бизнес – все боятся работать легально… Так что оказалось Украина – почти бандитская страна третьего мира. После завтрака Эрэк рассказал и даже нарисовал на карте, куда и как нам стоит ехать. До Балтийского моря рукой подать, решили ехать сначала в Гдыню, а оттуда в Гданьск (дом Эрэка – рядом с Гданьском). Выехали часам к 14, на улице дождь. Пока проехали 10 км до Гданьска, все промокли до нитки. Осмотр города решили оставить на вечер, сразу сели в местный жд транспорт, нечто среднее между метро и электричкой, и поехали в Гдыню. Пока доехали, слегка согрелись и подсохли, но в Гдыне нас снова ждал дождь.

Гдыня – достаточно крупный морской порт и на набережной было причалено два больших парусника-музея – Dar molodziezy и Dar Pomoroza, и современный военный корабль-музей Bliskavca. Но зайти внутрь нам не удалось – все музеи в Польше работают до 17 часов, а мы приехали позже. Зато съели тут же на набережной очень вкусные «гофри» — гофрированная пластина запеченного теста со сливками и джемом. Язык можно проглотить, так вкусно!

Балтийское море не произвело должного впечатления – серое небо, серое море, купаться холодно. После обеда поехали снова на вокзал и на такой же электричке-метро вернулись в Гданьск. Спускались сумерки… Первым делом поехали на площадь Свободы, где стоит памятник польской Солидарности – знаменитому антикоммунистическому движению, возглавляемому президентом Лехом Валенсой и позволившему Польше одной из первых выйти из под влияния Советского Союза.

Сам памятник Солидарности – это треугольник из трех высоченных крестов с якорями. И множество скульптур и барельефов внизу. Из-за надвигающихся сумерек и черного цвета памятника и статуй на душе у меня стало как-то тоскливо и неуютно…

А потом мы поехали в старый город. Дождь прекратился, а уличные огни и дома отражались в мокрой брусчатке. Все разбрелись кто куда, смотрели, фотографировали. Сам город расположен в устье реки Висла, там, где она впадает в Балтийское море. Практически во всех польских городах центр является пешеходной зоной с красивыми старыми домами. В Гданьске старый город подходит к самой воде. Набережная застроена невысокими старыми домами в голландском стиле, а у одной из оставшейся крепостной башни приколот плавучий ресторан в виде пиратской шхуны. Очень мило, особенно если вспомнить киевский «River palace»…

Вернулись к Эразму поздно вечером. Как полагается, выпили чего-то крепкого за знакомство и встречу и легли спать, чтоб завтра утром рано встать. Эразм живет с семьей и собаками. И чтоб меньше страдать от одолевшей меня аллергии, мне пришлось уединиться в отдельной комнате с открытым балконом. Хотя выспаться хорош?о все равно не удалось. Поэтому весь следующий день я проходил как в коматозе.

Мазурские озера

Первую половину следующего дня мы снова провели в поезде. Все хотели спать, но не давали проводники-контролеры, которые все время проверяли наши билеты. Ближе к полудню поезд привез нас в Гижисько (Gizycko), один из крупнейших центров польского парусного спорта. Но времени не было смотреть на яхты, да и пустые желудки уже давали о себе знать. После перекуса на берегу озера поехали строго на юг. Целый день дул сильный встречный ветер, поэтому ехать было совсем невесело. А так как я был в коматозе, то за целый день запомнил только несколько обрывков пути – те, что проходили через лес и потому без ветра.

В районе Мазурских озер во время Второй Мировой Войны проходило несколько линий обороны, поэтому всевозможных дотов и бетонных укреплений здесь предостаточно. Еще в начале дня мы пошли искать один бункер, который, согласно карте, должен был быть недалеко от дороги. Шли к нему по какому-то вспаханному полю, которое, как оказалось позже, было «приватним тереном», а его хозяин (кстати, выходец из Украины) устроил нам скандал за то, что мы, якобы, потоптали его елки. А бункер как бункер, взорванный, ничего особого… Тех, кто в таких сооружениях ни разу не бывал, удивила толщина стен и потолка.

А потом я попал в аварию! Небольшую, но смотрящуюся эффектно. Далеко впереди ехал Рома, аза ним Саша с Димой. Дорога петляла по лесу между холмами, а когда вышла к озеру, то превратилась в извилистую аллею. Я решил все это сфотографировать прямо на ходу, не слезая с велосипеда и не останавливаясь. Но тут Дима понял, что надо свернуть с главной дороги к озеру, крикнул об этом Роме и остановился. Сашка тоже остановилась и стала разворачиваться через всю дорогу. Я же в это время фотографировал на ходу и не успел затормозить или нормально вырулить. Почти на всем ходу въехал в Сашкино переднее колесо и улетел в кювет, стараясь не разбить фотоаппарат. Говорят, летел красиво, но единственное, о чем я тогда думал – это спасти фототехнику и не оторвать Сане колесо. На удивление все включая меня самого, осталось целым и невредимым, погнул только свой багажник (возможно, это был первый шаг к его скорой смерти).

А потом Макс стал донимать всех вопросами: «Ты слышишь, у меня что-то стучит?!». Я пару раз пытался расслышать это «что-то», но шум ветра и колес все попытки сводил на нет. Во время одной из остановок Макс стал тщательно осматривать свой велосипед и, в конце концов, нашел источник стука в самом неожиданном месте. Оказывается, на дне его велосумки лежали консервы и от дорожной тряски они протерли в этой сумке дырки и теперь бились о раму! Хотел бы, а такого б не придумал!!

Остановиться ночевать решили на небольшом полуострове. Приехав, наткнулись на небольшой загороженный участок земли с туалетом и водокачкой. А еще там был автофургон, в котором обитали хозяева участка – несколько парней и две девушки. Одну из них звали Агнешка!! Наконецто мы ее нашли!

Все эти леса и озера входят в один большой заповедник и строить тут что-то капитальнее туалетов запрещено. Вот и приезжают они сюда на машине, живут в фургоне, а когда уезжают – оставляют природу нетронутой, без какого-либо человеческого вмешательства.

Палатки поставили недалеко от фургона, а хозяева предложили воспользоваться их газовой горелкой, чтоб приготовить ужин. Кушать сели все за один стол. Поляки сразу же налили всем по стопке отличной финской водки. После ужина в дело пошел наш коньяк, а потом их самогон и пиво… В общем, ужин удался!! И если в самом начале разговаривать было сложно из-за незнания языка собеседника, то ближе к ночи беседа приобрела весьма дружеский вид. И даже если кто-то вовсе не понимал собеседника, то это было уже совсем не важно, потому что всем было хорошее и весело! Хотя все-таки основная часть разговоров была понятно и им, и нам. Вот мы уже третью ночь в Польше и третью ночь пьем и веселимся с поляками! Хороший народ, эти поляки!

Утром, несмотря на вчерашний разгул все чувствовали себя нормально. Агнешка рассказала, что в хорошую погоду они с друзьями занимаются виндсерфингом на озере. А еще их Volkswagen Golf может ездить как на дизеле, так и на пережженном растительном масле! Они его покупают в McDonalds-ах, по цене выходит дешевле природного газа. Мы сначала не поверили, но когда Агнешка завела машину, то сразу убедились – из выхлопной трубы вместо удушливого дыма пошел приятный запах кухни и готовящейся еды. Переделывать двигатель под такое топливо не надо, достаточно лишь нескольких доработок – и можно ехать на дизеле, масле или их смеси. Одно плохо – если залито масло, то машину трудно завести.

После завтрака проехались посмотреть на красивые виды озера, а потом, распрощавшись с нашими гостеприимными польскими друзьями, поехали дальше. Весь день ехали по лесным дорогам мазурского заповедника. По территории заповедника проложено множество живописных туристических маршрутов – велосипедных, пешеходных, водных. Меня очень удивило наличие указателей на развилках лесных дорог. Яркие и практически новые, в самой, казалось бы, неимоверной глуши! Иногда начинал моросить дождь, но быстро заканчивался.

На одной из придорожных мусорок (не в виде привычных для нас гор мусора, а аккуратно покрашенного мусорного контейнера на обочине) Макс нашел старый и поцарапанный, но очень симпатичный розовый мотоциклетный шлем. Конечно же, ш?лем сразу понравился Максу! Он вырвал из него подкладку, обтер грязь и даже несколько раз в нем сфотографировался. А потом с гордым видом охотника привязал добычу к седельной сумке своего коня и поехал дальше. Несмотря на многочисленные насмешки и просьбы, Макс шлем не выбросил и даже привез его домой. Он и сейчас стоит у него в гараже на самом видном месте и ждет, когда Макс купит мотоцикл. Я, правда, не видел, чтоб за время похода Макс надевал этот шлем или использовал его по назначению… Зато не по назначению он использовался на ура – им отпугивали непрошенных гостей от палаток и прикрывали битые стекла.

Так мы ехали целый день, по красивым лесным дорожкам, изредка объезжая большие и маленькие озера. Вечером, утомленные, мы доехали до песчаного карьера и заночевали рядом в лесу.

На следующее утро мы с Максом были дежурными. Еще не до конца проснувшись, я вылез из палатки и начал приготовление завтрака – стал сливать оставшуюся со вчера воду в котел для каши. Спросонья я забыл, что в одной из бутылок. С виду ничем не отличавшейся от остальных, был литр зубровки (польской водки). Только когда весь литр ушел в котел и смешался там с уже налитой водой я заподозрил что-то неладное… В конце концов получился слабоалкогольный тонизирующий напиток, что тоже не плохо!

Волчий сланец и струнобетон

Смазав и почистив велосипеды, тронулись дальше. Через несколько часов неспешной езды приехали в польскую ставку Гитлера – Волчье логово. Говорят, Гитлер прожили в ней целых 8 месяцев. В ставке заказали экскурсию у русскоговорящего гида, который рассказал нам много интересного. Если бы мы ходили сами, даже с путеводителем, мало бы мы чего поняли среди этого железобетонного крошева. Наш гид отличался специфическим юмором – он все время шутил не в тему и очень радовался своим шуткам. Вначале это нас сильно раздражало, но потом мы приноровились и перестали обращать внимание на эти шутки. Но, несмотря на глуповатые шутки, этот мужик оказался достаточно серьезным историком. Он уже много лет изучает ставку и является автором нескольких книг и единственного доступного русскоязычного краткого путеводителя. Кроме того, вся аэрофотосъемка ставки, предоставленная туристам – его рук дело.

Вся ставка состоит из нескольких десятков железобетонных бункеров; одни побольше, другие поменьше. Все они были взорваны немцами при отступлении, но несколько штук сохранилось достаточно хорошо. Остальные же – это поражающие масштабами развалины, многотонные железобетонные глыбы, зависшие в самых необычных конфигурациях. Типичный бункер ставки представляет собой достаточно примитивный саркофаг, только с очень толстыми стенами и потолком (стены – около 3 метра, потолок до 8 метров железобетона). Внутри этого панциря есть несколько небольших помещений и сеть коридоров. Бункеры Гитлера и его ближайших соратников были двойными: один внутри другого, а зазор между ними заполнен щебнем. Раньше они отапливались электрическими обогревателями.

А сейчас внутри этих многотонных монстров целый год держится одна и та же температура, как в пещере, т.е. достаточно холодно и сыро. Вся ставка тщательнейшим образом замаскирована, так что с самолета ее было невозможно увидеть. Такое совершенство маскировки достигалось за счет того, что над всей территорией ставки была натянута маскировочная сетка (четырех различных расцветок – по сезонам), а на крышах зданий и бункеров был земляной покров, на который специально высаживались деревья, кусты и трава. Стены бункеров были оштукатурены специальным составом с добавлением водорослей, по цвету и фактуре издали они не отличимым ото мха или лишайника

Когда немцы уходили из ставки, они ее взорвали. В каждый из основных бункеров было заложено около вагона и маленькой тележки взрывчатки. Взрыв чудовищной силы разметал бетонные глыбы размером с небольшой дом на расстояние до 200 метров от каждого бункера. От разлетающихся во все стороны камней в лесу, укрывавшем ставку, оставались длинные просеки. До сегодняшнего дня на некоторых дубах висит арматура с кусками бетона, которую тот взрыв буквально намотал на стволы деревьев. Говорят, что когда взрывали ставку, на Мазурских озерах растрескался лед!

 В здании связи с нами и нашим гидом произошел курьез. Так как наш гид очень часто шутил, а мы этих шуток не понимали, то зачастую просто оставляли их без внимания. И вот мы в зале связистов и шифровальщиков – длинном и просторном помещении, перекрытия которого держатся только на стенах, без колонн. В одном месте перекрытие обвалилось.. Когда мы подошли к завалу, гид стал расхваливать прочностью балок и перекрытий. Для наглядного примера он попросил нескольких человек стать на один конец упавшей балки, лежащей на груде кирпича. Когда просьба была выполнена, он со всей силы ударил ногой по второму концу балки. Она загудела и начала вибрировать… В последовавшей после этого удивленно-ошарашенной тишине он гордо поднял палец и произнес: «Струнобетон!!». «А, струнобетон, ну конечно же!!» — облегченно вздохнули мы, еле сдерживая смех. С тех пор слово «струнобетон» крепко засело в нашем словарном наборе и использовалось как нарицательное.

В общем, ставка действительно поражает своей масштабностью и монументальностью. Прохаживаясь по этим мирным дорожкам среди леса, трудно себе представить, что раньше тут каждый квадратный метр был под надзором и заминирован, и проникнуть на эту территорию незамеченным было невозможно.

По замкам крестоносцев

Дальше наш путь лежал через городок Кетржин. В центре есть небольшой замок и величественная базилика. В замке, как я понял, организована гостиница или что-то подобное. Но во время нашего визита замок был закрыт, поэтому пришлось ограничиться лишь внешним осмотром. Зато в базилике было на что посмотреть и послушать – там как раз проходила служба. Как и на большинстве католических служб, ксендз читал молитвы и пел хор под звуки органа.

В Цвентой Липке, куда мы поехали после Кетржина, находится красивый барочный костел. Изнутри он очень необычно и изысканно расписан, что особенно бросилось в глаза после сдержанного интерьера кетржинской базилики. Зайдя внутрь, мы снова попали на мессу.

Дальше нас ждал великолепный замок в городе Ришель. Часть замковых помещений доступна для осмотра, остальные занимает отель и небольшое кафе. С верхушки массивной башни виден весь город, как на ладони. Так как замок расположен в центре города, то прямо перед ним раскрывается центральная площадь с ратушей и прочей администрацией. Дальше – россыпь черепичных крышдомов поменьше. Под самой крышей башни есть просторный круглый зал с каменной скамьей вдоль всей стены. Должно быть, именно в этом зале некогда проводили свои военные советы крестоносцы.

Важно отметить, что практически все замки, построенные на этих землях прусскими крестоносцами, кирпичные. Только изредка в красно-бурой кладке встречаются светлые пятна естественного камня. Кроме того, замки крестоносцев имеют своеобразную конструкцию и форму, диктуемую их назначением. Это были замки-костелы. Огромные залы, интегрированные в тело замка, или же отдельные сооружения костелов внутри кольца крепостных стен – их можно найти в любом замке того периода. Более того, многие крепости крестоносцев строились по одинаковой схеме – внешнее кольцо оборонительных стен защищает хозяйственные постройки и сам замок квадратной или прямоугольной формы. Во внутренний дворик замка выходят крытые галереи, украшенные колоннами и резными каменными элементами. По такой стандартной схеме были построены замки в городах Ришель, Лицбарке Варминском, Мальборке, Радзине Шелминском, Голуб-Добжине.

Перед выездом из Ришеля мы набрали воды во все имеющиеся в наличии емкости и еще докупили несколько бутылок. Ночевать предстояло в лесу, поэтому воду брали в расчете на завтрак и ужин. Места под новые бутылки ни у кого не было, пришлось импровизировать и запихивать их как получится. Из города дорога уходила круто вниз, и терять шанс прокатиться с ветерком никто не хотел. Но на одном из ухабов у Ромки выпала плохо прикрепленная бутылка, и, ударившись о мостовую, лопнула и со свистом улетела куда-то прочь! Хорошо, что на обочине в этот момент никого не было, а то зашибло бы. Максу так понравился фонтан брызг от бешено вращающейся бутылки, что он долго еще не мог прийти в себя. А потом настал наш с Саней черед смеяться до слез – у Димы на ходу отвалился багажник вместе с сумкой. Вернее, почти отвалился. Он имеет особенность каждые сколько-то километров откручиваться, и Димка его периодически проверяет. Для страховки багажник привязан к седлу резиновой стяжкой. И вот я взглянул на Диму, едущего впереди и заметил, что его велосипед становится то короче, то длиннее. Подъехав ближе, я рассмотрел, что багажник в очередной раз отвинтился и держится на одной только стяжке, да и та вот-вот лопнет. А на неровностях дороги багажник с сумкой пружинисто раскачиваются на стяжке и почти цепляют асфальт. Все бы ничего, но в заднем кармане сумки торчал половник, который при касании асфальта пустил бы сноп искр. Такая перспектива нас жутко раззадорила, а Дима с каменным лицом чинил поломку и не проронил ни слова. С тех пор эпизод «Дима – аццкий сотона, отжигающий половником» вызывает из памяти бурю положительных эмоций и улыбку.

В Лицбарк Варминский мы приехали на следующий день. Род епископов Варминских был очень влиятельным в Польше XVI столетия, а Лицбарк был их родовым гнездом. Фамильный замок епископов довольно хорошо сохранился, на стенах внутренних помещений есть остатки средневековой росписи. Оборонная способность замка невелика, так как во всех залах и комнатах есть огромные окна во всю высоту стен. Это и не удивительно, потому что замок на протяжении практически всей своей истории играл скорее репрезентативную, нежели военную роль. Хотя и последней он не утрачивал: по углам квадратного в плане замка высятся башни с бойницами, а также имеется ров, наполняемый водой. Воздух за толстыми стенами замка не прогревается, поэтому внутри довольно холодно. Но особенно холодно в темнице, каменном мешке, в который ведет только один ход – по веревке. Внутри настолько холодно и сыро, что начинаешь понимать страдания заточенных здесь узников, у которых единственной защитой от холода была охапка соломы.

Придя в замок, мы заказали экскурсию на польском языке. Большая часть сказанного была понятна, и мы остались очень довольны. Наша группа очень понравилась экскурсоводу – веселой и разговорчивой женщине. Она нас тягала то вверх, то вниз; то в подвал, то под крышу. После экскурсии все начали примерять костюмы средневекового кроя.

Обед устроили уже в следующем городе, в тени местного костела. Рядом стояло какое-то недореставрированное старое здание, в которое я, конечно же, залез. Удалось взобраться под самую крышу и вылезти там наружу. Как и надо полагать, сверху открывается более красивый вид, чем с земли. Вслед за мной полез только Дима и, как я полагаю, не пожалел об этом.

Внизу, возле места нашего обеденного привала, стоял припаркованный Фиат Малыш – миниатюрная машинка, каких в Польше уйма. Мы решили смеху ради вчетвером его поднять и развернуть. Но когда слова дошли до дела, двое отказались. Самыми смелыми оказались мы с Максом, но вдвоем смогли только приподнять переднюю половину машины, чему есть фотографическое доказательство

Когда едешь на велосипеде на такие большие расстояния, хочется разнообразия. Поэтому стиль езды все время меняется – то едем в колонне, то по одному или подвое, а когда есть силы – жмем что есть мочи, обгоняя друг дружку. Если красивая и тихая дорога – можно и пошалить немного. Так было и в этот день – послеобеденный зной сошел, дорога ровная и безлюдная. Мы могли ехать вчетвером поперек дороги, а потом перестроились в большой крест 3х4. Ехали не спеша и пели песни. А потом дрались с трактором и победили в неравном бою! Можно даже сказать, порвали его на мелких хомячков! Вот как это было: на обочине стоял трактор с прицепом на огромных колесах. Мы его объехали, и тут он завелся и стал ехать за нами. Макс сказал Сашке, что эти непомерно большие тракторные колеса не выдерживают высоких скоростей и должны отваливаться на скорости 30-35 кмчас. Саню этот факт очень напугал. А трактор постепенно стал нас догонять. Мы поднажали, и он тоже прибавил. Это задело наше самолюбие – как это так, сельский трактор обгонит нас, великих веломонстров?! Единогласно было принято решение ни за что не дать себя обогнать. И вот уже трактор нам почти на пятки наезжает, а мы не сдаемся и крутим еще быстрее!! А дорога пошла холмистая. Так быстро в гору мы еще не ездили… И вот мы уже начали уставать, но сдаться нельзя – позор! На очередном перекрестке трактор притормозил и уехал куда-то по своим делам. Мы ликуем и празднуем победу! Ведь обогнать трактор – это не хухры-мухры, тут смелость нужна. И решительность тоже.

По дороге во Фромборк заехали в городок Браниево. Его основная достопримечательность – это базилика святой Катерины. Взор сразу приковывает массивная четырехугольная колокольня. Даже сложно сказать, чем именно она необычна, но внимание сосредотачивается именно на ней. Дима нас всех позабавил ползаньем на животе посреди площади в попытках найти наиболее интересный ракурс этой самой башни. Базилика когда-то соседствовала с небольшим замком, от которого на сегодня осталась только одна башня и остатки крепостной стены.

Нашей целью в этот день был Фромборк, а вместе с ним – Балтийское море. Дима обещал, что там нас ждет комфортабельный кемпинг с душем и кроватью, а главное – 220V, потому что большинство аккумуляторов у нас же село. Воодушевленные такой перспективой, мы подналегли на педали и еще засветло въехали во Фромборк. Но здесь нас ждало глубокое разочарование – кемпинг оказался закрыт, и пришлось ставить палатки прямо у набережной. Единственными утешениями стали закат всех оттенков пурпурного и колокольный перезвон часов фромборкского костела. Дима собрал все зарядные устройства и аккумуляторы и пошел их куда-то пристраивать. Мы же тем временем готовили ужин. И вот уже еда призывно пахнет, палатки расставлены, все готово, а Димы все нет. Мы с Максом даже пошли его искать, но ближе к ночи городок словно вымирает. Естественно, поиски успехом не увенчались. Дима вернулся ближе к полуночи. Договорился с кем-то из местных, что они включат зарядки на ночь. Заодно его там накормили и напоили. А мы тут ждем, голодаем! Все были настолько утомлены прошедшим днем, что сразу после ужина стали засыпать прямо за столом. А Максим звучно захрапел в самый интересный момент моего рассказа о маяках.

Когда мы только ехали в Польшу, у нас была твердая уверенность в том, что мы будем купаться в озерах и уж точно в Балтийском море. Но когда мы ехали вдоль озер, было холодно и купаться как-то вовсе не хотелось. В Гданьске и Гдыне – тоже холод и дождь, да и пляжа подходящего не было. А вот Фромборк подавал все надежды… До тех пор, пока мы туда не приехали. Пляжи то были, но какие-то илисто-грязные, а пирс, на который все ходили любоваться морем, был не приспособлен для купания. В общем, так мы и не поплавали ни в море, ни в озерах…

Мы не хотели привлекать к себе лишнее внимание, поэтому очень рано проснулись и сложили палатки. Конечно же, не выспались. После завтрака и медитации на пирсе мы двинулись на осмотр местных достопримечательностей. Фромборкский замок находится на холме над морем. Он известен тем, что в нем жил и работал Николай Коперник. Тут есть башня Коперника – самая высокая точка замка, где у средневекового астронома была оборудована обсерватория. Сидя на верхней площадке башни и наблюдая за небом, Коперник предложил и обосновал гелиоцентрическую модель мира. А еще Коперник жил в Лицбарке Варминском, но не долго. Там он занимался аналитическими расчетами астрономических явлений. За городом есть небольшая современная обсерватория, но мы туда не попали.

Наше внимание привлекла старая водонапорная башня на набережной. Она явно моложе замка, но стоит тут уже несколько веков. Раньше она использовалась по прямому назначению. Сейчас ее выкупили, отреставрировали и организовали небольшое и уютное кафе: на первом этаже можно купить пирожное и кофе, а на втором и третьем – употребить их, наслаждаясь необычным интерьером. Выше идет лестница, по которой можно подняться наверх башни, где оборудована смотровая площадка.

Замок в плане – это вытянутый многоугольник крепостных стен с множеством башен на углах. У главных ворот раньше был барбакан, но сейчас от него остался только фундамент. Самая большая и высокая – башня Коперника. На ее первом этаже расположен планетарий и экспозиция метеоритов, упавших в разные годы на территорию Польши. В планетарии мы послушали лекцию про движение планет и комет. Лекция была на польском языке и сопровождалась спокойной музыкой, поэтому нас всех неотвратимо клонило в сон. Несмотря на то, что лекция не принесла мне никаких новых знаний, я боролся с подступающим сном и пытался понять сказанное. Остальные не напрягались и преспокойно проспали всю лекцию. Кто-то даже начал храпеть. Выше планетария висит мятник Фуко, подвешенный под самой крышей. Первый раз вижу этот маятник вживую! Наверх башни ведет железобетонная винтовая лестница, внутри которой и висит маятник. Лестница сделана очень необычно в том смысле, что ее точки опоры заметны не сразу. Когда по ней идешь, то возникает стойкое впечатление, что эта многометровая спираль просто висит в воздухе и ни за что не держится.

Как и следовало полагать, с верхушки башни открывается замечательный вид – замок и весь город как на ладони. Верхняя площадка, как и лестница, имеет свою особенность, от которой замирает сердце. Это даже не площадка, а балкон шириной метра полтора вокруг купола, прикрывающего башню. Так вот, пол этого балкона не ровный, а немного наклоненный в сторону края! Поэтому, когда ходишь по нему, то создается впечатление, что вот-вот соскользнешь… Хорошо, хоть пол не скользкий! Но если смотреть не на пол, а на отдалившийся горизонт, то можно не волноваться.

После башни мы пошли в огромный костел, занимающий значительную часть площади, огражденной крепостными стенами. Костел поражает не только своими размерами и высотой сводов, но и богатством интерьера.

Особая роспись стрельчатых сводов подчеркивает их геометрию, а витражи сверкают всеми цветами радуги. Необычна в этом костеле и акустика: когда собралось достаточное количество людей, органистка исполнила серию отрывков известных произведений. Может дело в многоголосости органа, а может в особенностях зала, но звук получается совсем неземным. Особенно впечатлила «Ave Maria»… Саша даже расплакалась.

Потом мы зашли в музеи истории замка и медицины. Особенно примечательна экспозиция средневековых и современных астрономических приборов – от ручных секстантов до многотонных телескопов.

Большую часть оставшегося дня ехали. От моря дорога все время плавно идет вверх. Зато после затяжного подъема был длинный и прямой спуск. Все его так ждали, что, выехав на перевал, ринулись вниз, будто обезумев. Даже те из нас, кто имеет водительские права, начали сумбурно петлять между машин и обгонять их по встречной. На скорости въехали в город Елблонг, докатились до центра и сели обедать в парке у самой мэрии.

Трасса от Елблонга до Мальборка достаточно оживленная, поэтому ехали в плотной колонне. Мне вскоре надоело ехать медленно и, оторвавшись от группы, я уехал вперед. Встретились уже перед самым Мальборком. На ночь стали в кемпинге возле замка в центре города. Тут мы наконец-то смогли нормально помыться и зарядить аккумуляторы.

Еще засветло мы сходили к замку и узнали, что вечером, когда стемнеет, в нем проводится театрализованное представление. Мы решили пойти и не пожалели. Это не театрализованная постановка в обычном понимании, а игра света и звука. По всей территории замка расставлены аудиоколонки и цветные прожекторы. Зрителей по замку водит овеянное легендами привидение – единственное действующее лицо.

В начале рассказывается история Мальборка от основания крестоносцами по сегодняшний день. Когда действия переносятся в Верхний замок, зрители окунаются в жизнь замка накануне Грюнвальдской битвы. Причем не только в жизнь верховного магистра и высшего света, а и в повседневную хозяйственную деятельность замка. Когда, например, проходишь мимо кузницы, то слышишь звон молотов и разговоры. А звон цепей, скрип ворота и плеск воды от главного колодца поражают своей реалистичностью. Рассказ сопровождается музыкой и разными звуками, а меняющееся освещение придает ему какой-то вовсе сказочный характер. Светятся галереи, подвалы, башни; то мертвенным сине-зеленым, то солнечно-белым цветом. Иногда светятся только окна Зала Великих Магистров, а иногда вспыхивает разом весь замок. Это просто протрясающее! В жизни такой красоты не видел! Как будто в иной мир переносишься! Хотя вполне возможно, что яркость полученных впечатлений была усилена пивом, которое мы выпили незадолго до начала светопредставления. Но шоу было просто головокружительно…

На осмотр мальборкского замка потребовалась половина следующего дня. Да и то, это 3,5 часов беглой экскурсии и еще пару часов на самостоятельный осмотр. Пол дня на ЭТОТ замок – очень мало, всего не посмотришь, не прочувствуешь… Сюда надо несколько раз приезжать.

Замок в Мальборке просто огромный. И прекрасный. Это не удивительно – достаточно долго он был столицей прусских крестоносцев, сердцем тевтонского ордена. Своими размерами и красотой он перекрывает все увиденное в Польше, а в Украине – и подавно. Кстати, мальборкский замок – крупнейший в мире готический замковый комплекс, более того, наибольшее в мире средневековое кирпичное сооружение. Он много раз разрушался, а во время Второй Мировой был уничтожен более чем наполовину. Так что реальных средневековых построек сохранилось очень мало, в основном – современные, но идентичные старым. При реконструкции все видимые детали зданий отстраивались из оставшегося средневекового кирпича. Как видно, государство не пожалело огромных инвестиций на реконструкцию замка, а сегодня эти затраты уже многократно окупились. Не то, что на Украине, где из почти сотни всевозможных дворцов и замков полноценно восстановлено едва десяток. Остальные – разруха… Во время реконструкции использовался Замок состоит из трех замковых сооружений: Верхнего, Среднего и Нижнего замков. Верхний замок – это сердце Мальборка, тут находилась вся администрация тевтонцев. Верхним он называется не только потому, что он самый старый и главный, но еще и потому, что расположен на вершине холма. Средний замок примыкает сбоку к Верхнему и расположен немного ниже. Тут жили приезжие крестоносцы. Нижний замок представляет собой огромную территорию, окруженную внешними крепостными стенами. Тут были все хозяйственные постройки, арсенал

Экскурсовод, которая нас водила по замку, заметила, что мы из Украины. Оказалось, что она ведет украиноязычные экскурсии, но они в два раза дороже обычных польских. По какой-то неведомой причине наша компания очень нравилась всем экскурсоводам. Может потому, что мы отличались от основной массы туристов – внимательно слушали, задавали много вопросов и все хотели увидеть собственными глазами. А может и потому, что мы весело распевали песни в гулких галереях и сидели на газонах под табличками «Vstep zabronion!!». Так случилось и в этот раз – мы очень понравились нашему гиду и она, кроме общей экскурсии на польском, вела сокращенный украинский перевод специально для нас.

Живой интерес у всех туристов вызвал центральный замковый туалет – «гданисько» (от польского «гдан» — вода). Он представляет собой отдельно стоящую башню, вынесенную подальше от крепостных стен и поближе к воде. С замком ее соединяет крытая галерея. Для посетителей внутри башни сделаны деревянные кабинки, аналогичные современным сельским туалетам типа «сортир». Все испражнения из туалетов падали в воду, которая текла под башей, и уносились вниз по течению. Туалет периодически мыли, а для предотвращения распространения всевозможных болезней ежемесячно приходил главный священнослужитель замка и окрапливал туалет святой водой, для дезинфекции. В военное время башня-гданисько использовалась как обычная боевая башня.

Поразили огромные дымоходы замковой кухни и пекарни. Внизу их сечение порядка 10х10 метров, а ближе к крыше они сужаются. Но масштабность впечатляет. Каминов в замке несчетное множество, практически в каждой комнате есть камин. Действовало даже воздушное отопление – теплый воздух из специальной печи проходил по специальным каналам в стенах и полах и подавался в особо ответственные помещения.

Еще очень много чего интересного и необычного мы увидели в этом замке. Но чтоб все описать, потребуется очень много времени. Лучше поехать и самому все посмотреть. Ведь смотреть есть на что. Поверьте! Только пол дня – это очень мало…

С болью в сердце мы оставили палаты мальборкского замка и двинулись дальше. Вернее двинулись мы потом, а вначале решили запитаться. Тут в нашей компании едва не вспыхнул скандал. Дело в том, что обычно еду покупали я с Саней и Димой. Нами тремя было решено устроить молочный обед. Но когда все увидели, что мяса не предполагается, нас самих чуть не растерзали и не порубили на Мясо. Максимы с Ромой сказали в наш адрес что-то очень нелестное и купили колбасы за свои деньги. Я, Саша и Дима сочли эти действия оскорбительными и к мясу не прикасались. Что бы они не говорили, а мы прекрасно наелись молочными продуктами с хлебом. Конфликт со временем постепенно улегся. На выезде из города, не доезжая несколько сот метров до таблички, у Санин велосипед разменял свой трехтысячный километр. Сашка очень обрадовалась, потому что такой своеобразный юбилей произошел не где-нибудь на трассе, а в самом Мальборке.

Дальше по пути был городок Штум со своим небольшим замком. После Мальборка нас мало чем можно было удивить, но необычным было то, что часть замка была отдана местному толкиенистскому клубу. Это очень разумно, ведь ребятам гораздо интересней заниматься в настоящем замке, чем где-то в современном городе, а они взамен смотрят за порядком и сохранностью цитадели. Долго тут задерживаться не стали и поехали дальше до города Квидзина.

В Квидзин мы приехали уже вечером, и замок оказался уже закрыт. В общем-то, достаточно типичный замок – огромный костел, примыкающие к нему стены и башни, жилые сооружения. Но особое внимание привлекает башня-гданисько. Она вынесена далеко от основной массы замка и соединена с ним красивым и высоким виадуком. Если не знать о назначении башни, то фантазия сразу же рисует прекрасную принцессу, заточенную суровым отцом под крышей одинокой башни. И пылкого юношу, карабкающегося на мост и рискующего жизнью ради своей любимой… Но как и везде в нашей жизни, реальность намного прозаичней фантазий. Если в этой башне и сидела когда-либо девушка, что само по себе весьма сомнительно, то ждала она вовсе не принца. Очень жаль, что внутрь попасть нам не удалось. Но зато побродили вокруг и сделали несколько замечательных фотографий. Макс фотографировал Рому в движении, а Дима делал романтические фотографии с нашим с Сашкой участием. Все красиво, все довольны. Кроме, пожалуй, Ани – к вечеру нее разболелись ноги от нагрузки или усталости и дальше ехать она уже не могла. И мое мягкое седло ее тоже не спасало. Этот факт ее очень расстроил, да и нас тоже. Решили отправить Максима с Аней в Грюдзядж поездом, а все остальные приедут туда своим ходом. Так и поступили. Наша поредевшая компания догоняла поезд уже по вечерней прохладе. Приехав в Грюдзядж, долго искали dworzec kolejni, то есть железнодорожный вокзал. А когда, наконец, нашли, то возник новый вопрос: где ночевать? Были варианты стать прямо в городе у реки или остановится в какой-то ночлежке. В любом случае пришлось бы общаться с местными или бомжами и волноваться за сохранность своих вещей. Но вдруг возник третий вариант – ехать в кемпинг за чертой города. Все очень устали за день и потому последние километры ехали на автомате. Без каких-либо чувств и эмоций. В кемпинге нас хватило только на то, чтоб расставить палатки и отвезти велосипеды сторожу.

И вот наступил последний день нашего велопутешествия по Польше. В конечный пункт – город Торунь надо было приехать вечером, а по пути заглянуть еще в 2 замка: Радзин Шелминский и Голуб-Добжин. Аня с Максимом решили ехать в Торунь на поездом и ждать нас там.

В Радзин Шелминский ехали не по общим асфальтовым дорогам, а преимущественно по проселкам и лесным тропам. Вдруг на горизонте замаячили руины замка – первые руины за все путешествие, ведь все остальные замки были хорошо отреставрированы, будто крестоносцы только вчера уехали на охоту или в военный поход и вот-вот вернутся. А от этого замка едва треть осталась. С виду он очень напоминает Лицбарк Варминский – та же геометрия, такие же стрельчатые многометровые окна. Относительно целым остался только костел, встроенный в тело замка. Но потолок в нем не сводчатый, а непривычно плоский, из железобетонных плит. И еще сохранились две угловые башни, на одну из которых разрешили подняться. Как и в Штуме, тут тоже действует какой-то исторический клуб для маленьких деток – в мрачных и сырых подвалах расставлены скамейки, лежат какие-то вещи, а на стенах висят фанерные щиты с геральдикой.

Голуб-Добжин в переводе с польского означает Голубь Добра. Такое название замок получил благодаря женам польских королей, которые жили здесь во время военных походов мужей. Снаружи он выглядит не так величественно, как остальные замки. Прошедшие эпохи оставили на нем свой след в виде эклектичного разнообразия форм и архитектурных элементов. Но внутри замок выглядит стандартно, на экспозициях выставлено множество рыцарских доспехов и мечей. Как и многие другие замки, Голуб-Добжин частично отдан под гостиницу и кафе. Остальные помещения – это музей и художественная выставка сына директора гостиницы (картины – ерунда редкая, но ведь он сын директора, ему можно). Так как замок стоит на высоком холме (как, впрочем, и все остальные замки), то во времена войны его активно использовали артиллерийские войска. В память о былых сражениях возле замка стоят артиллерийские орудия огромных размеров.

А теперь немного о нас. Навеянные этим замком ощущения своеобразны и, в общем, нелогичны. Короче, нас порвало, а потом закоматозило. Как обычно, я с Сашей и Димой пошли за харчами. Накупили всего как обычно, а еще вдобавок банку маринованных огурчиков. Когда поднимались назад к замку по длинной лестнице, о чем-то весело болтали. Какую-то шутку Дима принял особо близко к сердцу, оступился и со всего маху шарахнул банкой с огурцами о ступеньку. Банка выдержала! Но с огурцами произошло что-то сверхъестественное, и они оказали на нас умопомрачающее воздействие. Пообедав на краю обрыва с видом на раскинувшийся внизу город, мы отправились глядеть на замок. Но на каждом шагу нас что-то веселило. Началось с плетеных лаптей размера эдак 75го. А закончилось истерикой от вида трофейной кабаньей шкуры, висящей на стене («он убил себя апстену» — решили мы). А потом все почему-то быстро успокоились и даже затормозились. Когда кончилась экскурсия, мы просто сели на скамейку в замковом дворе и очень долго втыкали в стену напротив. Я пытался организовать народ фотографироваться с атрибутами заключенных, но все вяло отмахивались от меня руками. Вот что значит обед перед экскурсией!

Наконец, собравшись с силами, поехали в Торунь. Где-то в пригороде заехали в огромный супермаркет и накупили столько еды, что едва смогли ее увезти. Ромчик сторожил велосипеды у входа, а мы вчетвером, грязные и оборванные, гуляли по маркету и глядели на разноцветные витрины. Едва мы отъехали от маркета, мой багажник начал проявлять признаки агонии. По мере продвижения по Польше он постепенно разваливался и расшатывался. То у него лопнет очередной шов, то винт раскрутится. Теперь он расшатался до такой степени, что на ухабах стал задевать колесо. С горем пополам приехали в центр Торуня. Город, по словам Ани и Максима, очень красивый и интересный, чем-то похожий на Гданьск. Пока они нас тут дожидались пол дня, успели осмотреть весь центр. Но времени на прогулки уже не оставалось и потому сразу порулили на вокзал. В планах было доехать до Кракова, а там желающие могли либо пол дня ходить по городу, либо сделать петлю через Закопано с 80 километровым спуском по серпантину. Но нас снова ждало жестокое разочарование – нужных нам поездов не было. Дима решил ехать на пару дней в Краков к другу Леше, а мы – домой.

Пока решался вопрос с билетами, я оторвал от какого-то вокзального забора железный прут и пытался починить багажник. А потом прямо в зале ожидания, на зависть бомжам, мы устроили прощальный пир с множеством яств и напитков. Когда же, наконец, пришел поезд, мы уже были немного захмелевшие. Поезд был набит людьми и о том, чтоб нормально выспаться, не было и речи. Я, например, всю ночь спал сидя в купе с какими-то мужиками. Более того, мы попали в вагон для курящих, поэтому в купе дым стоял нестерпимый. Но выбора не было, равно как и свободных мест. Утром мы простились с Димой и, пересев на другой поезд, поехали в Пшемесль. На душе было как-то грустно оттого, что путешествие закакнчивется. У меня такое бывает и в эти минуты хочется побыстрее добраться домой. Даже в окно не хочется смотреть. Похоже, такую грусть испытывал не только я. Все разлеглись на свободных полках и спали до самого Пшемесля. Досаждали только контролеры, ежечасно будившие нас самым нахальным образом.

В Пшемесле на прощанье мы съели гофри и льоди (мороженное) и уже было поехали к границе, но тут мой багажник отдал концы. Скоропостижно и бесповоротно. У него окончательно сломалась левая стойка, и весь багажник теперь лежал на колесе. А времени впритык, еще чуть-чуть – и опоздаем… Но Саша моментально вспомнила про веломагазин неподалеку. Должен сказать, что вся Польша ездит на простых и низкокачественных велосипедах, поэтому ожидать найти что-то хорошее там не приходилось. Владельцами магазина оказалась пожилая и очень добродушная супружеская пара. Они долго искали багажник под мое колесо, а когда нашли, то специально сверлили в нем дырку, чтоб я смог его прикрутить. Стоит этот багажник смешные деньги – . Пока я возился с багажником, мои вещи были уже распределены между всеми остальными и мы со всех ног бросились к границе, чтоб успеть во Львов на киевский поезд

На границе, как обычно, не обошлось без неожиданностей – нас не хотели выпускать. Как, впрочем, и мотоциклистов, которых за полчаса ожидания собралось больше дюжины. Они кричали и заковыристо матерились, а когда совсем потеряли терпене – начали зверски газовать и сигналить. Похоже, это оказало воздействие на пограничников и те вскоре подняли для нас шлагбаум. Все ринулись к проходным пунктам. А на украинской границе были очень удивлены велосипедистам. Будто никогда в жизни не видели. Надо организовывать более активный велопоток через украино-польскую границу, а то они смотрят на путешествующих велосипедистов как на диковинку и не знают, что с нами делать. Ну, пропускать поскорее, разумеется!

Дальше все было тихо-спокойно, можно сказать, по-домашнему. Электричкой доехали до Львова, а оттуда поездом – до Киева. Новенький багажник с честью выдержал первое и, наверное, единственное полевое испытание по киевским закоулкам, которыми я обычно езжу на вокзал.

Ну вот, собственно, и весь рассказ. Напоследок замечу, что всем понравилось наше путешествие, все остались живы и здоровы, более того – довольны.

До новых встреч!

Никита, непосредственный участник, активный элемент команды.

Фото: Саша, Дима, Максим, Никита

Leave a Comment